Банкротство индивидуального предпринимателя и банкротство гражданина

Банкротство гражданина

Банкротство гражданина, не являющегося предпринимателем, представляет собой новый для российского законодательства институт. В большинстве правовых систем действуют нормы, регулирующие несостоятельность граждан. Действовавший ранее российский закон, как уже отмечалось, предусматривал возможность банкротства лишь гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, никак не регламентируя особенности такого банкротства. А между тем институт банкротства гражданина рассматривается в развитых правовых системах как один из наиболее эффективных способов защиты граждан, попавших волею обстоятельств в тяжелое материальное положение, который позволяет в один момент очиститься от бремени долгов и начать все сначала. В положении должника с непосильным бременем обязательств может оказаться не только индивидуальный предприниматель, но и всякий гражданин, взявший займ у банка, купивший недвижимость или иной дорогостоящий товар в кредит и т.п. Именно поэтому в Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)" специальная глава регламентирует особенности банкротства гражданина.

Основанием для признания гражданина банкротом признается неспособность исполнить денежные обязательства или уплатить налоги и иные обязательные платежи в связи с тем, что сумма имеющихся долгов превышает стоимость имущества гражданина[1]. Дело о банкротстве гражданина будет возбуждаться арбитражным судом по заявлению как самого должника, так и его кредиторов. При осуществлении процедуры банкротства свои требования к гражданину смогут предъявить также кредиторы по обязательствам, связанным с возмещением вреда жизни и здоровью, взысканием алиментов и иным обязательствам личного характера. Но если даже такие требования не будут предъявлены, они, в отличие от других обязательств гражданина, сохранят свою силу и после окончания процедуры банкротства.

После завершения расчетов с кредиторами за счет выручки от продажи имущества гражданина, за исключением имущества, на которое в соответствии с процессуальным законодательством не может быть обращено взыскание, гражданин, признанный банкротом, освобождается от всех, в том числе оставшихся непогашенными, долгов.

Признание банкротом гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, будет означать также, что утрачивает силу его государственная регистрация в качестве индивидуального предпринимателя и аннулируются выданные ему лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности.

Положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вызвали наибольшее количество возражений при принятии нового закона. Основной аргумент противников введения института банкротства граждан состоит в том, что это не соответствует Гражданскому кодексу РФ. В связи с этим следует отметить, что отсутствие в тексте ГК статьи, специально посвященной банкротству граждан, при наличии статей, регулирующих банкротство индивидуальных предпринимателей (ст.25) и юридических лиц (ст.65), вовсе не означает запрета на включение соответствующих норм в текст Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)[2]".

Более того, реализация некоторых положений, содержащихся в Кодексе, на мой взгляд, в принципе невозможна без регулирования порядка признания граждан несостоятельными.

Прежде всего это касается норм, предусматривающих субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридических лиц за доведение должника до банкротства (ст.56 и 105 ГК), а также положения об ответственности лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени (п.3 ст.53 ГК). В подобных случаях размер ответственности граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, может во много раз превысить стоимость их имущества, что будет иметь крайне негативные последствия как для самих граждан, так и для иных их кредиторов (к примеру, для их детей, получающих алименты). Такие же проблемы могут возникнуть и при реализации иных положений ГК, устанавливающих субсидиарную или солидарную ответственность физических лиц по долгам юридических лиц. Единственное решение этой проблемы - введение института банкротства граждан, не являющихся предпринимателями. Кроме того, с точки зрения защиты прав и законных интересов кредиторов невозможно объяснить, почему они вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве индивидуального предпринимателя, не оплатившего небольшую партию переданного ему товара, и в то же время не могут добиться возбуждения дела о банкротстве бывшего руководителя банка, не возвратившего многомиллионные суммы займов[3].

У этой проблемы есть и другая сторона. Мировая практика исходит из того, что институт банкротства граждан (так называемое "потребительское" банкротство) является благом для добросовестных граждан, поскольку позволяет им в ходе одного процесса освободиться от долгов, предоставив для расчета с кредиторами свое имущество.

И тем не менее в соответствии со ст.185 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вступят в силу лишь с момента введения в действие норм о банкротстве граждан, которые будут внесены в Гражданский кодекс. Дело в том, что в настоящее время лишь формируется служба судебных приставов-исполнителей, на плечи которых ляжет ответственность за исполнение решений арбитражных судов о банкротстве граждан. Однако данное обстоятельство не означает, что положения о банкротстве граждан, содержащиеся в главе IХ Федерального закона, вовсе не будут применяться до внесения соответствующих изменений в Кодекс. По правилам этой главы будет осуществляться банкротство индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, что позволит приобрести определенную практику по исполнению судебных решений о банкротстве граждан.

  • [1] Журавлев В. Формула выживания // Деловой мир. 1999. № 11.
  • [2] Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 6-Ф3 «О несостоятельности (банкротстве)».
  • [3] Философов Л. О системе критериев для определения банкротства // Экономика и жизнь. 1995. № 13.
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >