ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ИХ РОЛЬ В СИСТЕМЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ

Одним из самых действенных способов юридической техники, призванных определить ориентиры правового регулирования тех или иных общественных отношений, несомненно, важное место занимают принципы международного права и национального законодательства. Процесс развития экологического законодательства Российской Федерации в настоящее время наглядно демонстрирует усиление роли принципов международного права.

Наиболее основательно эти проблемы рассмотрены в работах И.И Лукашука[1] и С.Ю. Марочкина [2], где в свою очередь, отраслевая система международного права воздействует на отраслевую систему национального права, где также нельзя недооценивать значение общепризнанных принципов и иных международных норм права.

Характерной особенностью международного права является наличие в нем комплекса основных принципов, под которыми понимаются основополагающие общепризнанные нормы, отражающие характерные черты, а также главное содержание международного права и обладающие высшей юридической силой. Эти принципы наделены также особой политической и моральной силой. Очевидно, поэтому в дипломатической практике их обычно именуют принципами международных отношений. Сегодня любое значимое политическое решение может быть надежным, если оно опирается на основные принципы международного права.

Однако принципы права не всегда лежат на поверхности они или же закрепляются прямо в законодательных актах (статьях, преамбулах конституционных и обычных законов), или же вытекают из содержания конкретных правовых норм.

Как справедливо отметил С.С.Алексеев, «...принципы - это выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни, ее тенденции и потребности»[3].

В силу особой значимости таких нормативно-руководящих начал логично предположить, что формулируются они, прежде всего в нормах законодательных актов Российской Федерации. Однако проведенный сравнительно-правовой анализ нормативно-правовых актов Президента РФ и Правительства РФ показывает, что отнюдь нередко принципы содержали именно в этих актах. Вместе с тем, очевидно, что в происходящем в настоящее время процессе повышения роли закона среди всех нормативных правовых актов, основанном на положениях ст.1, 4, 15 Конституции РФ, обеспечивающих принцип верховенства закона в государстве, первичная правовая норма может появиться только в законодательном акте. Таким образом, если теоретически и практически не исключается формирование принципа права в любой норме права, то наиболее юридически обоснованным было бы его закрепление именно на уровне закона. Следовательно, налицо, что в настоящее время понятия принципа права и принципа законодательства практически совпадают и используются различно лишь в конкретном аспекте проводимых научных исследований. Поскольку же сфера настоящего научного исследования - это законодательство, то понятие принципов прилагается именно к экологическому законодательству.

Несмотря на характер и динамику действия принципов, они остаются главным системообразующим фактором международно-правовой системы. В понятие правовой системы в теории права включаются юридическая практика, правовая идеология, правосознание, индивидуальные государственно-властные предписания, субъективные права и обязанности, а соответственно формулировка Конституции РФ «дает основания для такой «прописки» общепризнанных принципов, норм и международных договоров РФ в российской правовой системе, при которой эти принципы, нормы, договоры, не вторгаясь прямо во внутригосударственный нормативный комплекс, в российское законодательство, взаимодействуют с ним в правоотношениях, вправоприменительном процессе....»[4].

Существование приоритета международного права перед внутригосударственным заключается в повышенном влиянии международного права на формирование внутригосударственного законодательства Российской Федерации, но для того чтобы норма международного права стала обязательной для физических и юридических лиц в государстве, его государственных органов, органов местного самоуправления, вводится процедура имплементации в национальные законодательные и нормативные правовые акты. Другими словами, включение общепризнанных принципов и норм международного права в систему права России, в сферу источников национального права происходит только на основании специальных решений и действий государства.

При этом М.М.Бринчук справедливо отмечает, что «соблюдение принципов может служить мерилом правового и социального характера государства, эффективности всей деятельности по обеспечению рационального природопользования и охраны окружающей среды, защите экологических прав и законных интересов человека и гражданина»[5].

Исследованиями в этой области известны правоведы-экологи: Алексеев С.С., Бекяшев К.А., О.С.Колбасов, А.С.Тимошенко, Ю.А.Тихомиров, С.В.Черниченко, которые говоря о принципах международною права вообще и специальных принципах международного экологического нрава в частности, отмечают, что речь идет не о законах самого права как формы общественного сознания, а о таких его нормах, которые имеют общий характер и позволяют поддерживать ту степень цивилизованности в отношениях между субъектами международного права, без намеренного сочетания своих интересов.

В международном праве известна классификация принципов права в зависимости от их распространения на систему права. Итак, выделяются принципы универсального характера (основные), сфера действия которых касается не только субъектов, но и видов международных отношений, которые подвергаются их воздействию, имеющих характер социально-политических начал и отраслевые (специальные) принципы международного экологического права, которые могут рассматриваться как общепризнанные нормы международного права, а также их непосредственное влияние на правоприменение, толкование законов и развитие экологического законодательства.

Общепризнанные (основные) принципы международного права закреплены в Уставе ООН[6], затем они были конкретизированы и дополнены в ряде международно-правовых актов: Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, утвержденная резолюцией 2625 (XXVI) Генеральной Ассамблеи от 24.10.1970 г., Венской конвенции о праве международных договоров (1969 г.), Международных пактах ООН о правах человека (1966 г.), Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г). Формулирование принципов международного экологического права продолжила Всемирная хартия природы, которая была одобрена Генеральной Ассамблеей ООН и провозглашена в резолюции от 28.10.88 г.

Каждое государство, осуществляя право на проведение в отношении национальной системы окружающей среды необходимой ему политики, должно соблюдать при этом общепризнанные принципы и нормы современного международного права. В настоящее время в связи с обострением проблемы переноса загрязнения за пределы территории одного государства на большие расстояния (трансграничное загрязнение) важное значение приобретает соблюдение таких фундаментальных принципов, как уважение государственного суверенитета, суверенное равенство государств, территориальная целостность и неприкосновенность, сотрудничества, мирного разрешения международных споров, невмешательства во внутренние дела, уважение прав человека и основных свобод, самоопределения народов, добросовестного выполнения международно-правовых обязательств, международно-правовая ответственность. Из них исходят и определяют содержание все международные договоры по защите окружающей среды, при этом представляя собой часть правовой системы Российской Федерации (ч.4 ст. 15 Конституции РФ).

При этом общепризнанные принципы экологического права в законодательных актах сформулированы либо как принципы законодательства, либо как принципы реализации конкретного вида деятельности, порядок осуществления которого установлен законодательством.

Следует отметить, что специальные принципы международного экологического права - категория развивающаяся. Данные принципы еще не получили отражения в каком-либо полном кодифицированном виде, они рассеяны по множеству международно-правовых актов, имеющих как обязательный, так и рекомендательный характер. Также являются нормами, формулирующими общепризнанные принципы международного экологического права, которые нашли свое отражение в развитии внутригосударственного права и законодательства в целом, в частности для международного права окружающей среды и экологическою права и законодательства Российской Федерации. Например, ч.1 ст.27 Конституции РФ гарантирует право свободного выбора пребывания и места жительства на случай чрезвычайной экологической катастрофы, согласно ст. 13 ч.1 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), где закреплено право каждого человека свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства, а также Международных пактов ООН о правах человека (1966 г.) в которых законодательно были закреплены принципы, провозглашенные во Всеобщей декларации прав человека (ст. З).

Состояние окружающей среды - существенный фактор, от которого зависит здоровье человека. Поэтому доказательством активного и гармоничного развития системы специальных принципов являйся становление принципа права человека на благоприятную окружающую среду. Право на благоприятную окружающую среду фактически связано с рассмотрением в более узком контексте международно-правового регулирования прав человека. Однако прямо и однозначно данное право в международно-правовых актах универсального характера не закрепляется. Либо оно подразумевается в контексте с другими правами, либо оно закрепляется опосредованно. Впервые на международном уровне на Стокгольмской конференции ООН (1972 г.), а позднее в Итоговом документе Венской встречи представителей - государств-участников СБСЕ 1986 года.

В Конституции РФ предусмотрена система юридических гарантий экологических прав граждан, закрепленных непосредственно в ст.42. Право граждан на благоприятные условия жизни предполагает реальные возможности проживать в здоровой, отвечающей международным и государственным стандартам окружающей природной среде, участвовать в подготовке, обсуждении и принятии экологически значимых решений, осуществлять контроль за их реализацией, получать надлежащую экологическую информацию, а также право на возмещение ущерба. Например, как гарантию права на достоверную информацию о состоянии окружающей среды можно рассматривать положение ч. З ст.41 Конституции РФ об ответственности должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей.

Отдельные положения, закрепляющие права и интересы граждан в сфере экологии, имеются и в иных нормативных правовых актах Российской Федерации и ее субъектов.

Так, защита окружающей среды на благо нынешнего и будущих поколений - обобщающий принцип в отношении совокупное и специальных принципов и норм международного права охраны окружающей среды. Его суть сводится к обязанности государств в духе сотрудничества на благо настоящего и будущих поколений предпринимать все необходимые действия по сохранению и поддержанию качества окружающей среды, включая устранение отрицательных для нее последствий, а также по рациональному и научно обоснованному управлению природными ресурсами.

Закрепляемые в российском законодательстве принципы международного сотрудничества в области охраны окружающей среды, с одной стороны, косвенно направлены на решение этой проблемы внутри самого государства, а с другой, представляют основу, на которой должны строиться отношения в этой сфере с другими государствами. Фактически происходит осуществление специального принципа международного сотрудничества в области охраны окружающей среды.

Недопустимость нанесения трансграничного ущерба Данный принцип запрещает такие действия государств в пределах своей юрисдикции или контроля, которые наносили бы ущерб иностранным национальным системам окружающей среды и районам общего пользования. Вытекая из фундаментального принципа уважения государственного суверенитета, этот специальный принцип международного права окружающей среды налагает определенные ограничения на действия государств на своей территории, а также подразумевает ответственность государств за нанесение экологического

ущерба системам окружающей среды других государств и районов общего пользования. Впервые этот принцип был сформулирован в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3016/XXVII/ от 18.12.1972 г. о «Неотъемлемом суверенитете развивающихся стран над своими природными ресурсами» (1972 г.), далее в Стокгольмской декларации ООН по проблемам окружающей среды (1972 г.).

Принцип устойчивого развития получил легальное определение в российском законодательстве через его понимание как социальной модели, представляющей собой систему интегрированных компонентов, их существенных отношений и связей, отражающих основное содержание процессов сбалансированного социально-экономического и экологическою развития.

Данный принцип, постулируемый в соответствующих международных договорах в качестве одной из основных идей - удовлетворение нужд современного поколения без нанесения ущерба будущим поколениям людей, включая комплекс компонентов, отражающих ключевые аспекты функционирования и взаимодействия социальной, экономической и экологической сфер, рассматривается в национально-правовых актах Российской Федерации в качестве главного принципа государственного регулирования в области использования и охраны природной среды и определяет основы для согласованного развития национального законодательства в рамках международного сообщества

Согласно ст.9 Конституции РФ «земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности»[7]. Подчеркнем, что в Законе РФ «Об охране окружающей природной среды» от 1991 года закреплено, что «природа и ее богатства являются национальным достоянием народа России, естественной основой их устойчивого социально-экономическою развития и благосостояния человека». Однако, в ФЗ «Об охране окружающей природной среды» от 2002 года этот вопрос опущен. Следуя общему принципу, в данном случае должна действовать правовая норма Конституции РФ. Мы солидарны с мнением М.М. Бринчука полагающего, что «учитывая особую общественную ценность природных богатств, закрепить в Конституции РФ положение о том, что природные ресурсы, находящиеся в пределах территории России, являются объектами права собственности народа России. От имени народа право собственности осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления, в рамках компетенции, определенной Конституцией»[8].

Недопустимость радиоактивного заражения окружающей среды охватывает как военную, так и мирную область использования радиоактивных веществ (ядерной энергии). Угроза указанного заражения, в подавляющем большинстве, исходит от промышленных, военных, научных и других объектов. На сегодняшний день актуальной встала проблема нераспространения (запрет на ввоз-вывоз) средств потенциального радиоактивного заражения на территорию государств без принятия надежных средств радиоактивной безопасности. Имеется в виду недопущение размещения на своей территории ядерных источников, не обеспеченных должной экологической защитой, и аналогичный подход к захоронениям ядерных отходов на своей территории.

Международно-правовое запрещение испытаний, военного использования и уничтожения неядерного оружия выражает обязанность государств принимать все необходимые меры по эффективному запрещению такого использования средств воздействия на природную среду, которые имеют широкие, долгосрочные или серьезные последствия в качестве способов разрушения, нанесения ущерба или причинения вреда любому государству.

Обеспечение экологической безопасности в качестве принципа выделяет главное: недопущение экоспазма как условие выживаемости человечества, устанавливает прямую связь между охраной окружающей среды и международной безопасностью, отражает глобальный и чрезвычайно острый характер международных проблем в области защиты окружающей среды. При этом защита и улучшение охраны окружающей среды, рациональное использование всех природных ресурсов тесно увязываются с обеспечением всех аспектов международной безопасности, в том числе с разоружением.

Международная экологическая безопасность предполагает такое состояние международных отношений, при котором обеспечивается сохранение, рациональное использование, воспроизводство и повышение качества окружающей среды. Сказанное означаем что «экологическая безопасность» является объектом правовой (международно-правовой) охраны.

Правовые нормы, содержащиеся в международно-правовых актах, оказывают все большее влияние на обеспечение экологической безопасности России, так как Конституция РФ в ст. 15 определяет, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Российская Федерация, даже не являясь участницей международного соглашения, при создании своего закона, тем не менее, должна учитывать принципы и нормы, сформулированные в таких соглашениях. Подобная заинтересованность, по мнению М.М.Бринчука, «обусловлена перспективами вхождения России в европейское и глобальное правовое пространство по вопросам технической и экологической безопасности».[9]

Принцип защиты экологических систем Мирового Океана обязывает государства: принимать все необходимые меры по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды из всех возможных источников; не переносить, прямо или косвенно, ущерб или опасность загрязнения из одного района в другой и не превращать один вид загрязнения в другой; обеспечивать, чтобы деятельность государств и лиц, находящихся под их юрисдикцией или контролем, не наносила ущерба другим государствам и их морской среде путем загрязнения, а также загрязнение, являющееся результатом инцидентов или деятельности под юрисдикцией или контролем государств, не распространялось за пределы районов, где эти государства осуществляют свои суверенные права.

В настоящее время регулирование предотвращения загрязнений морской среды в национальном законодательстве приарктических государств идет по двум направлениям. Во-первых, принимаются нормы, ограничивающие или запрещающие преднамеренный сброс загрязняющих веществ, а также обязывающие капитана судна сообщать береговым властям обо всех разливах загрязняющих веществ. Во-вторых, вводятся стандарты, соответствующие международным в отношении конструкций и оборудования судов и др., произвольное отступление от которых запрещается.

Среди целого ряда принципов, характерных для межгосударственно-правовой охраны окружающей среды, принцип международной ответственности за ее сохранение занимает одно из ведущих мест. Само понятие межгосударственно-правовой ответственности специфично и несколько отличается от понятия юридической ответственности по внутреннему праву государств - это юридические последствия, наступившие для субъекта международного права, нарушившего свои и международные обязательства. Они включают в себя среди прочих условий и обязанность государства - правонарушителя возместить причиненный ущерб другим субъектам международного права, а в отдельных случаях и их юридическим и физическим лицам.

Ответственность по международному экологическому праву является ответственностью за экологические правонарушения в международном масштабе. Представляется, что она в целом соответствует внутригосударственной ответственности (ее основным структурным элементам), хотя, безусловно, имеет свои особенности. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Таким образом, существуют два вида международно-правовой ответственности государств: политическая и материальная. Наиболее распространенной формой политической ответственности являются санкции (принудительные меры к государству-нарушителю; они применяются только в случае совершения тяжкого международного преступления). Материальная ответственность наступает в случае нарушения государством своих международных обязательств, связанного с причинением материального ущерба. Она может выражаться в форме репарации (возмещение ущерба в денежном выражении), реституции (возврат в натуре неправомерно изъятого имущества) и субституции (замена неправомерно уничтоженного или поврежденного).

За международное эколого-правовое нарушение к субъекту международного права в числе других может быть применена и такая форма ответственности, как ресторация (восстановление государством).

Принцип контроля за соблюдением международных договоров по охране окружающей среды предусматривает создание не только национальной, но и разветвленной системы международного контроля и мониторинга качества окружающей среды. Они должны осуществляться на глобальном, региональном и национальном уровнях на основе международно-признанных критериев

Большинство международных договоров предусматривает создание специальных органов, чья деятельность будет направлена именно на достижение целей соответствующего договора. Иногда в них устанавливается существенный срок для создания специального органа, что свидетельствует о долгосрочном характере проблемы и необходимости ее постоянного регулирования. В противном случае, создание такого органа вряд ли может быть признано необходимым

И хотя то законодательство по окружающей среде, которое существует ныне в России, в большей степени соответствует международным стандартам в этой области, однако, есть области, которые совершенно не развиты (например, нужен новый закон об охране атмосферного воздуха, не принято федерального закона об экологической информации, который бы определял виды такой информации, порядок ее предоставления, форму учета и обобщения, вопросы ответственности за её сокрытие, искажение). Специального законодательства об обращении с опасными веществами в России также практически не существует. Есть лишь отдельные статьи в некоторых законах по окружающей среде. Вместе с тем предлагается разработать целую систему правовых актов, регулирующих вопросы об ответственности за ущерб от радиационного воздействия, о государственной политике в области радиоактивных отходов. Последний должен обеспечивать безопасность для человека и охраны окружающей среды.

Принципы международного экологического права, которые осуществляются во внутригосударственной сфере, испытывают воздействие российского права. Адаптируясь к внутреннему законодательству, принципы служат основой правового регулирования общественных отношений в области охраны окружающей среды в самом государстве и одновременно находят свое отражение в конкретных правовых нормах.

  • [1] Лукашук И. И. Hopмы международного права в правовой системе России. М , 1998, С 43
  • [2] Марочкин С..Ю. Техника введения норм международного права в российскую правовую систему//Сборник статей Под ред. В М Баранова Нижний Наш город 2001,1 2. С.7
  • [3] Алексеев С.С. Общая теория права. М. Г.2, 1989 г С 149.
  • [4] Игнатенко Г В Международное право Учебник для вузов М , 2000 с 116
  • [5] Бринчук М М. Экологическое право Учебник для высших юридических учебных заведений М,1998 с 88-89.
  • [6] Устав ООН. Гл. 1 ст2. // Основные факты об Организации Объединенных Нации. Пер. с
  • [7] Конституция Российской Федерации (на русском и английском языках) М Юридическая литература, 1994, С 7.
  • [8] Бринчук М М Экологическое право М , 1998 с. 167
  • [9] Бринчук М Н. Перспективы формирования в России системы правовых мер по обеспечению технической безопасности // Обеспечение безопасности населения и территорий (организационно-правовые вопросы) / Ред. О Л Дубовик, Н Г Жаворонкова М , 1994. С 54
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >