Введение

Особое место в языковедении принадлежит известному учёному Александру Афанасьевичу Потебне. Теоретическим вопросам языкознания посвящены его книга Мысль и язык (1862) и Из записок по русской грамматике (1874). А.А. Потебня считал язык отражением народной психологии и отрицал связь грамматики с логикой, но это не мешало ему признавать единство языка и мышления. В вопросе о языке и мышлении он оставался на позициях Гумбольдта. Особенно примечательно то, что Потебня не ограничивался психологическим истолкованием языка и речи, а стремился вскрыть специфику языка как особой системы. В результате этого ему удалось по-новому поставить вопрос о слове, грамматической форме и частях речи и обнаружить существенные специфические свойства этих явлений языка.

По широте разрабатываемых проблем - общие вопросы языкознания, фонетика, семантика, синтаксис, этимология, диалектология, фольклор и этнография, литературоведение - Потебня занимает исключительное место в истории языкознания.

Этнографические исследования на Харьковщине

Александр Афанасьевич Потебня (1835-1891) - имя немалого значения как в лингвистике, так и в теории литературы. Новые течения в обеих областях не обходят его, они или отталкиваются от него, или так или иначе определяют свое к нему отношение. Его уже нельзя миновать, игнорировать. Он обозначился в науке о языках, как материк, и устремляется в будущее вместе с мировым океаном лингвистики.

Улица Потебни (раньше - Подгорная) в Харькове расположена в центре города, в так называемом Нагорном районе, и соединяет переулок Театральный и улицу Маршала артиллерии Бажанова. Она не очень большая, но все еще по преимуществу несет черты, быть может, того Харькова, где ходил во второй половине XIX в. прославленный ученый, которым ныне гордится город и труды которого изучает практически весь лингвистический ученый мир.

Есть улица Потебни и в Киеве. Имеется там и институт языковедения им. А. А. Потебни НАН Украины, созданный в 1930 г. Из него в 1991 г. на основе отделов теории и истории украинского языка, лексикологии и лексикографии, культуры украинского языка, диалектологии и ономастики был образован Институт украинского языка НАН Украины. Александр Потебня родился на хуторе Манев, близ села Гавриловка Роменского уезда Полтавской губернии в дворянской семье. А скончался 11 декабря (29 ноября по ст. ст.) 1891 г. в Харькове, прославившем его и который прославляет до сих пор он сам, спустя 175 лет со дня рождения и почти 110 лет со дня кончины.

Потебня оставил след в разных областях языкознания, филологии, фольклористики. Так, например, с легкой руки M. A. Максимовича, начавшего при изучении "Слова о Полку Игореве" определять историко-поэтическую связь южной Руси настоящего времени с домонгольской южной Русью в отдельных поэтических образах, выражениях и эпитетах, эта интересная работа по большей части была произведена Потебней в примечаниях к "Слову о Полку Игореве", вышедших в 1877 г.

Признавая, подобно многим ученым, в "Слове" произведение личное и письменное, он нашел невероятным, чтобы оно было сочинено по готовому византийско-болгарскому или иному шаблону и указал на обилие в нем народно-поэтических стихий.

А исследования А. А. Потебни по символике и мифологии ярко выявили мировоззренческую, или "картинообразующую", функцию языка. Предложенный А.А. Потебней анализ произведений народного творчества показал, как в народном сознании формируются важные концепты культуры, как язык сохраняет в себе весь опыт социального бытия.

Ученый Александр Потебня изучал украинские говоры (объединявшиеся в то время в лингвистике в "малорусское наречие") и фольклор, стал автором ряда основополагающих работ по этой тематике, выступал за сохранение и развитие украинской национальной культуры.

Елена Третьякова четко подчеркнула сегодняшнюю актуальность работ знаменитого харьковчанина: "Автор замечательной книги "Мысль и язык" А. А. Потебня пояснял, что эклектика - результат "амальгамирования" национального языка. Лишенные органического развития язык и миф распадаются; их обломки, многократно переработанные во множестве отдельных отраслей знания, никогда не достигают той полноты возможностей, которыми обладало эпическое знание о прошлом народа. Говоря о том, почему эклектика приводит к угасанию живых языков, Потебня употребил аналогию с отжившими свой век зеркалами. Их изготавливают для того, чтобы в них можно было глядеться и видеть себя; однако со временем нанесенные на обратную сторону зеркального полотнища слои ртутной краски смещаются, оплывают. После этого у "ослепшего зеркала" остается лишь непрозрачно-матовый блеск, как у жемчужин. Такое "ослепшее от времени" стекло все еще отражает свет, но в нем уже не видны ни лица людей, ни тени фигур и окружающих предметов"...

В самом деле, лучшей гарантией недопущения утраты национальной самобытности народов является осознание самоценности национальных языков как отражений неповторимых складов мышления, чье, как полагал Потебня, глубокое спокойное исследование раскрывает каждому народу глаза на бездну красоты, силы и незаменимую уникальность.

Проблему взаимосвязи языка и народа А. А. Потебня, выдающийся языковед, литературовед, философ, первый крупный теоретик лингвистики в России, член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской Академии наук, рассматривал концептуально. Верно замечено, что исторические предпосылки становления проблемы взаимосвязи языка и народа в отечественной философской мысли определяются самим характером формирования древнерусской и российской цивилизации. Проблема сохранения национального языка и культуры всегда оказывалась актуальной, что было обусловлено рядом факторов: политических, социальных, религиозных. Русь находилась в постоянном взаимодействии и противоборстве и с Востоком, и с Западом. На заре формирования древнерусской народности и государственности выбор между двумя мировоззренческими доктринами - языческой и христианской - заставлял древнерусских мыслителей обращаться к выявлению и осмыслению характерных черт русской ментальности. Не последнее место в этом процессе отводилось и языку, что было связано с освоением не только новой формы мировоззрения, но и нового способа оформления религиозной мысли - посредством церковнославянского языка, который, с одной стороны, во многом напоминал родной язык, с другой стороны, не был принижен каждодневным житейским употреблением.

Знаменитый труд "Мысль и язык", о котором мы вспомнили выше, был выпущен в 1862 г. Молодой ученый посещал лекции в Берлинском университете, изучал санскрит, побывал в нескольких славянских странах. В 1874 г. защитил докторскую диссертацию на тему "Из записок по русской грамматике", а в 1875 г. стал профессором Харьковского университета. В конце этого же года 30-летний исследователь был уже членом-корреспондентом Императорской Санкт-Петербургской Академии наук по Отделению русского языка и словесности!

В 1877 г. он был избран действительным членом Общества любителей российской словесности при Московском университете. В том же году получил Ломоносовскую премию, а в 1878 и 1879 гг. был награжден Уваровскими золотыми медалями. Кроме того, Александр Потебня был председателем Харьковского историко-филологического общества (1878-1890) и членом Чешского научного общества.

Одним из первых в России он начал изучать проблемы поэтического языка в связи с мышлением, ставил вопрос об искусстве как особом способе познания мира. Сделаем акцент и на том замечательном для харьковчан факте, что А. А. Потебня создал научную "харьковскую лингвистическую школу". Отметим, что патриот своей как малой, так и великой родины, Александр Потебня все же был скептически настроен к идее самостоятельности украинского языка и к разработке его как литературного. Он рассматривал русский язык как единое целое - совокупность великорусских и малорусского наречий. Общерусский литературный язык считал достоянием не только великороссов, но и белорусов и малороссов в равной степени. Это отвечало его взглядам на политическое и культурное единство восточных славян - "панрусизму".

Кроме чисто научных трудов и исследований под редакцией А. Потебни вышло прекрасное издание сочинений украинского писателя Г. Ф. Квитки-Основьяненко (Харьков, 1887 и 1889 г.) с соблюдением ударений и местных особенностей харьковского говора. В "Киевской Старине" в 1888 г. А. Потебней были изданы сочинения П. П. Гулака-Артемовского (ректора Харьковского университета в 1841-1849 гг., дяди композитора С. С. Гулака-Артемовского, который был учеником М. И. Глинки) по подлинной рукописи автора, с соблюдением его правописания, а в "Киевской Старине" 1890 г. были изданы малорусские лечебники XVIII в.

В посмертных бумагах Александра Потебни был найден также перевод части "Одиссеи" на украинский язык размером подлинника. Судя по отрывкам, ученый хотел дать перевод чисто народным языком, близким к стилю Гомера; и потому сделанное им начало перевода представляет труд весьма интересный и в литературном, и в научном отношении.

В рукописях А. Потебни оказалось 20 папок объемистых и ценных трудов по истории русского языка и теории словесности. Наиболее целостным трудом является III том "Записок по русской грамматике" (изданы в 1899 г. в Харькове) - сочинение философского характера, в котором говорится о задачах языкознания, о национализме в науке, о развитии русского слова в связи с русской мыслью... К счастью в Харькове помнят не только по книгам замечательного ученого и великого земляка. Еще стоит на улице Александра Потебни дом, возраст которого, по заверению местных жителей, приближается к 150-летнему рубежу. Именно в этом доме №4 на Пушкинских склонах в конце позапрошлого века более двадцати лет жил, занимался педагогической деятельностью и научным творчеством харьковский и всемирный Александр Афанасьевич Потебня, наследие которого актуально не только с научной точки зрения, но и востребовано днем сегодняшним, особенно на украинской земле.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >