ВВЕДЕНИЕ

Нередко к изучению эстетики относятся с пренебрежением, как к занятию, недостойному серьезного человека, имеющего практи­ческие цели. На первый взгляд она не нужна даже художнику. Как мольеровский Журден однажды узнал, что он всю жизнь разговаривал прозой, так и поэт может внезапно обнаружить, что он всю жизнь творил по законам эстетики, не ведая того и не зная, каковы они. Но значит ли это, что эстетика — наука бесполезная? Отнюдь нет.

Эстетика нужна художнику. Правда, он может интуитивно применять ее законы, не постигнув их в теоретической форме, а добыв из самого художественного процесса, из опыта предшест­венников и современников. Однако такое постижение, не подкреп­ленное теоретическим обобщением художественной практики, не дает возможности глубоко и безошибочно решать творческие про­блемы. Когда художник встречается со сложной творческой задачей, или хочет оценить собственную деятельность, или пытается найти выход из творческого кризиса, он не может руководствоваться только интуицией и должен опираться на глубокие знания эстетики.

Как отличается шедевр от еще не отделанного первоначального своего варианта! Порой недоумеваешь, неужели это писал один и тот же автор? Почему же не всем удается довести набросок до высот искусства? Начнем с того, что создание шедевра — титаническая работа. Воистину «гений — это терпение».

Нет истинного творчества без мастерства, без высокой тре­бовательности, упорства и работоспособности, без таланта, ко­торый на девять десятых состоит из труда. Однако все эти сущест­венные и необходимые качества ничего не стоят без художественной концепции мира, без мировоззрения, вне целостной системы эсте­тических принципов, претворяемых в образы. Мировоззрение художника не есть сумма вычитанных им философских истин. Оно рождается в самой жизни — из наблюдений над природой и обществом, из усвоения культуры человечества, из активного отношения к миру. Мировоззрение не только руководит талантом и мастерством, оно и само формируется под их воздействием в процессе творчества. Своеобразие видения мира, отбор жизненного материала определяются и регулируются мировоззрением. При этом наиболее непосредственно влияет на творчество та сторона мировоззрения, которая выражается в эстетической системе, созна­тельно или стихийно реализуемой в образах.

Как правило, творчество и осмысление его законов идут рука об руку. Аристофан, Леонардо да Винчи. Шекспир, Мольер, Гёте, Шиллер, Пушкин, Толстой, Достоевский не только великие мас­тера искусства, но и великие исследователи его тайн.

Значение теории для художника неоднократно обсуждалось. Еще поэт Пиндар противопоставлял ученому стихотворцу поэта истинного, «милостью божьей». Более гибко и глубоко ставил эту проблему философ Платон, считавший необходимым сочетание природных способностей с тренировкой и изучением теории. Псевдо-Лонгин подчеркивал, что достоинства художника обуслов­лены «знанием правил» и «силой дарования»; высокое искусство невозможно без теории. Она помогает избежать ошибок, оттачи­вает и направляет мастерство творца, способствует его совершен­ствованию.

Выучить основные положения эстетики — еще не значит нау­читься художественному творчеству. Мы мыслим логично, часто не зная законов логики.

Однако изучение законов, по которым протекает тот или иной процесс, хотя и лишено непосредственного утилитарного значения, имеет глубокий практический смысл. Знание законов логики дает возможность не только сознатель­но строить свои рассуждения, но и наукой выверять их точность, позволяет определять место обрыва логической цепи, находить ошибку в мышлении. И знание эстетики (пусть не прямо, не не­посредственно) сказывается на творчестве художника. Оно способствует сознательному отношению к художественному творчеству, в котором сочетаются дар и навык.

Не менее, чем художнику, эстетика нужна и воспринимаю­щей искусство публике - читателям, зрителям, слушателям. Тео­ретически развитое сознание глубже воспринимает произведение Можно, конечно, читать, как чичиковский слуга Петрушка, получая удовольствие от самого процесса складывания букв в слова, можно увлекаться внешними красотами или занимательностью сюжета произведения, а можно проникать в существо образной мысли художника. Эстетика и есть воспитатель такого истинного восприятия искусства.

Искусство доставляет одно из высших духовных переживаний — эстетическое наслаждение. Именно об этом говорил А. С. Пушкин: «Над вымыслом слезами обольюсь», «гармонией упьюсь». Однако без эстетики нет художественной образованности, а без последней нет наслаждения искусством

И художник, и вдумчивый читатель, зритель, слушатель сталкиваются с вопросами о сущности искусства и его закономерностях, о природе прекрасного, возвышенного, трагического и комического, об особенностях художественного образа и художественного метода, о специфике литературы, театра, кино и других видов искусства. Все эти проблемы могут быть решены лишь комплексно, при рассмотрении их в целостной системе.

Эстетика нужна не только художнику, пишущему картину, но и портному, шьющему костюм, и столяру, делающему шкаф, и инженеру, создающему автомобиль, так как освоение и преобразование мира ими осуществляется в том числе и по законам красоты.

Как бы ни было исторически и национально своеобразно данное действие, но всегда строитель должен творить и по законам сопромата, и по законам красоты, участник карнавала — по зако­нам комического, человек, хоронящий близкого и исполняющий погребальный обряд,— по законам трагического, а совершающий подвиг — по законам возвышенного. Все эти формы деятельности подчиняются законам эстетики; они не могут быть ни совершены без определенной развитости эстетического начала в душе челове­ка, ни осмыслены без эстетики и ее категорий. Эстетика входит в труд, художественное творчество, быт, во все сферы деятельности, она формирует в человеке творческое, созидающее начало и спо­собность воспринимать красоту и наслаждаться ею, ценить и понимать искусство.

Поскольку искусство и эстетика (первое — в духовно-практи­ческом, вторая — в теоретическом плане) сосредоточивают свое внимание на общечеловеческом, эти сферы культуры особенно ак­туальны сегодня, ибо способствуют сближению народов, их взаимо­пониманию, а последнее — необходимая предпосылка объедине­ния людей в целях предотвращения ядерной катастрофы и спасе­ния мира.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >